Выставкина Татьяна Валерьяновна глава Зонального района

график приема граждан

Подготовка замещающих родителей к приему ребенка на воспитание в семью

Работа с родителями

Дети – будущее каждой страны и поэтому так важно, чтобы они росли, развивались, воспитывались в приемлемых для них условиях, были окружены родительской лаской и заботой. Тем не менее, в нашей стране растет количество детей, ставших сиротами при живых родителях (социальные сироты). Наиболее оптимальным решением проблем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, являются такие формы устройства их на воспитание в семью, как усыновление, опека (попечительство), приемная и патронатная семьи.

Практика работы  показывает, что замещающие родители на этапе приёма ребёнка в семью сталкиваются с различными трудностями и нуждаются в оказании квалифицированной социально-правовой, психолого-педагогической и др. видов помощи с привлечением соответствующих специалистов. Данную помощь и поддержку кандидаты в замещающие родители получают посредством посещения “Академии замещающей семьи”, организованной Рубцовским центром сопровождения (г. Рубцовск, ул. Тракторная,78).

Занятия в школе приемных родителей являются курсами компетенции, которые дают возможность будущим родителям подготовиться морально и практически к приему ребенка в свою семью.

Цель: оптимизация процессов становления и развития замещающих родителей.

Задачи:

  1. Оказывать полноценную (социально-правовую, психолого-педагогическую и др.) подготовку и поддержку кандидатам в будущие родители и замещающим семьям.
  2. Помочь будущим родителям оценить свои возможности и способности принятия ребёнка на воспитание в семью.
  3. Содействовать в создании оптимальных условий для воспитания и развития ребёнка в замещающей семье.

Обучение и поддержку в школе приемных родителей ведут специалисты Центра (педагог-психолог, социальный педагог, учитель-логопед, медицинский работник), которые помимо ведения занятий осуществляют наблюдение, что важно для предварительной оценки семьи кандидата.

РЕБЕНОК В ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬЕ. ЭТАПЫ АДАПТАЦИИ

ПРЕДШЕСТВУЮЩИЙ ОПЫТ РЕБЕНКА

Даже младенец имеет свой неповторимый опыт внутриутробного общения с матерью. Когда же в семью попадают дети дошкольного или школьного возраста, за ними стоит уже целая история жизни, полная психотравматических переживаний. В кровных семьях они прошли, может быть, через голод, лишения, жестокое обращение со стороны взрослых. Однако это были их родители, которых они любили. Изъятие из семьи, с одной стороны стимулирует фантазии детей об идеальных отношениях с новыми родителями, а с другой - усиливает неосознанную обиду на собственных отца и мать. Такие же противоречивые чувства ребенок испытывает и в замещающей семье: с одной стороны, он хочет стать членом нового коллектива, принять новых родителей, с другой - боится "предать" кровную семью. Ребенок бессознательно как бы не позволяет себе привязаться к новым маме и папе.

Если родители этого не понимают, они чувствуют ревность и пытаются снизить влияние прошлого на ребенка, что нередко становится причиной конфликтов. Специалисты рекомендуют поддерживать контакты ребенка с биологической семьей, что, как правило, дает лучшие результаты, чем запрет на подобные отношения.

Дети, оставленные матерями сразу после рождения, не имеют никаких воспоминаний об отношениях с близким человеком. Они всегда ощущали себя частью группы, где постоянно менялись взрослые, с которыми невозможно было сформировать отношения привязанности. Представления этих детей об отношениях в семье искажены и, как правило, не имеют ничего общего с реальностью.

Опыт жизни в любом сиротском учреждении, независимо от его качества, накладывает на развитие ребенка тяжелый отпечаток. Доказано: чем дольше дети живут в сиротском учреждении, тем сложнее им адаптироваться в замещающей семье. Жизненный опыт ребенка, оставшегося без попечения родителей, предостерегает его от доверия, привязанности, глубоких чувств. Он воспринимает этот мир как опасный и ненадежный, мир, где в любой момент может произойти личная катастрофа. Властные фигуры этого мира - взрослые, и они управляют ребенком, как хотят, в то время как от него самого ничего не зависит. В результате у ребенка формируется твердое убеждение, что любить его невозможно и ничего стоящего из него не получится.

ПРЕДШЕСТВУЮЩИЙ ОПЫТ СЕМЬИ

Семья, которая хотела бы взять ребенка, имеет свои особенности, как, впрочем, и любая другая. Нередко они связаны с ситуацией "пустого гнезда" - в семье либо нет детей, либо они уже выросли и живут своей жизнью. В российской ментальности, в отличие от западной, удовлетворенность семейной жизнью напрямую связана с наличием/успешностью ребенка. Отсутствие/взросление ребенка нередко приводит супругов, особенно женщину, к ощущению пустоты и бессмысленности брака.

Частным случаем является семья, потерявшая ребенка. Порой замещающими родителями становятся родственники, чаще всего бабушки, берущие на себя обязанности по воспитанию детей вместо погибших кровных родителей или при лишении их родительских прав. Приемными родителями  готовы стать и одинокие женщины, отчаявшиеся завести семью или родить ребенка.

Бывает и по-другому. Например, в семье долго не рождается ребенок определенного пола или родители нацелены на создание многодетной семьи. Есть немало случаев, когда вполне благополучные семьи с кровными детьми берут ребенка из детского дома просто потому, что чувствуют в себе силы воспитать еще одного малыша. При некоторых формах замещающих семей, таких как приемная семья, семейная воспитательная группа, краткосрочный патронат, прием новых детей, может стать решением проблемы занятости родителей.

Независимо от мотивов приемных родителей у них, как правило существуют некоторые ожидания, связанные с предстоящими отношениями с ребенком. Взрослым хочется, чтобы ребенок был благодарным, ласковым, веселым и как можно более беспроблемным. Порой замещающие родители видят себя в роли "спасителей бедной сиротки" либо приемного ребенка воспринимают как "спасителя семьи". Безусловно, неадекватные представления также могут стать источником взаимного разочарования.

Конечно, роль замещающего родителя сложна в психологическом плане. Человек боится оказаться "плохим родителем" и эта установка заведомо провоцирует недоверие к себе, формирует постоянную потребность доказывать свою любовь к ребенку. Можно сказать, что замещающие родители, особенно мать, чувствуют гиперответственность и связанную с ней неуверенность, которых у них не было при воспитании кровных детей.

ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССА АДАПТАЦИИ

Процесс интеграции требует от семьи и ребенка больших усилий и терпения. Его можно сравнить с браком: объединяются люди - каждый со своей историей, привычками, непонятными и порой непредсказуемыми реакциями, способами выражения чувств, которые все время сравнивают партнера с привычными для них стереотипами. Точно так же - с позиции предыдущего опыта - замещающие родители и приемный ребенок оценивают действия друг друга.

Особенно сложна адаптация, если ребенок помещается в семью на постоянной основе (усыновление) или до совершеннолетия (опека, длительный патронат, приемная семья). Замещающая семья, независимо от возраста ребенка, уже пропустила важный этап ранних отношений с ним, т.е. период формирования первичной привязанности взрослого к ребенку. Таким образом, перед замещающей семьей всегда стоит проблема принятия ребенка. Кроме того, в отношениях с приемным ребенком родители склонны проявлять большую, чем с кровным, настороженность. Это нередко связано с расхожим представлением о том, что у всех детдомовских "плохая наследственность", поэтому даже обычное для детей его возраста поведение интерпретируется как неизбежное проявление "генетики". Несомненно, подобная установка подрывает веру родителей в положительный результат их воспитательных усилий.

У ребенка первичная привязанность начинает формироваться в контакте с матерью еще на внутриутробной стадии развития и в первые часы после рождения. Но ребенок способен сформировать и вторичную привязанность - любить свою замещающую семью, считать ее своей, и это может произойти в любом возрасте. Автор теории привязанности английский психолог Джон Боулби впервые доказал, что привязанность у такого ребенка нередко формируется через агрессию. Попадая в семью и не испытывая еще любви к новым родителям, ребенок поначалу ведет себя адекватно. Семья при этом переживает некую эйфорию по поводу того, что все складывается так благополучно.

Но как только у ребенка начинается процесс формирования привязанности к семье, его поведение меняется: он ломает свои игрушки и вещи взрослых, обманывает и может совершать мелкие кражи, причем у тех членов семьи, к которым лучше всего относится. Такой ребенок привык привлекать к себе внимание любыми способами, обычно с помощью негативных поступков - в сиротском учреждении было именно так. В новой семье, пытаясь добиться исключительного внимания взрослых, он, как правило, идет тем же путем и в результате провоцирует родителей на наказание.

Если родители не имеют специальной подготовки, то жесткой реакцией они только подкрепляют нарушения в поведении ребенка, что может привести к самым печальным последствиям, вплоть до отказа от ребенка.

ЭТАПЫ АДАПТАЦИИ РЕБЕНКА В ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬЕ

Можно проследить некоторые общие закономерности взаимной адаптации/дезадаптации семьи и ребенка/детей. Можно говорить о том, что интеграция ребенка в семью состоялась, когда ребенок и члены семьи начинают идентифицировать (отождествлять) себя друг с другом. То есть местоимение "мы" уверенно произносится всеми членами семьи, а по выражению лиц и реакциям на ситуацию становится трудно различить, где кровные, а где приемные дети. Для этого семье в течение 1,5 - 2 лет после приема ребенка необходимо пережить 4 достаточно непростых этапа.

ПЕРВЫЙ ЭТАП можно назвать периодом "базисного шлейфа". В это время процесс интеграции ребенка в семью "тормозится" из-за нерешенных проблем базисной (кровной) семьи и проблем самого ребенка, обусловленных последствиями его травматического опыта. Эти проблемы обостряются под влиянием стресса, который переживают все участники ситуации. Например, при появлении приемного ребенка кровный может пережить состояние регресса, т.е. "предъявить" родителям поведение, свойственное более младшему возрасту (у него могут возобновиться симптомы давно прошедшего энуреза, ухудшиться речь, способность выполнять интеллектуальные задачи). Такой же регресс может наблюдаться и у приемного ребенка. Эта фаза обычно очень быстро проходит и сменяется значительным скачком в интеллектуальном развитии, особенно у приемного ребенка. Сложнее идет процесс его эмоционального восстановления.

Ребенок начинает "вспоминать" трагические события своей жизни, которые были вытеснены из его сознания. Так, приемная девочка пяти лет "вдруг" вспоминает, как на ее газах погибла мать. С этими страшными воспоминаниями ребенку крайне трудно справиться - он часто, порой навязчиво рассказывает о пережитых событиях, у него обостряются проявления "сиротских симптомов" (он начинает раскачиваться всем телом при первых признаках утомления или напряжения, плохо спит, его крайне сложно успокоить). Также ребенок постоянно жаждет внимания приемных родителей и всеми известными ему способами старается его привлечь. Он пытается "освоить" пространство семьи: раскидывает вокруг себя игрушки, оккупирует место около лидера (чаще всего матери, так как в приемных семьях, как правило, лидерство принадлежит женщинам). В результате возрастает эмоциональная нагрузка, особенно на мать.

В этот период состояние эйфории у членов семьи сменяется шоком. Семьи, которые действительно способны интегрировать ребенка (чаще всего это тщательно подобранные и обученные службой социального сопровождения родители, регулярно получающие помощь специалистов), справляются с ситуацией. Понимая причину их поведения, они позволяют ребенку "отреагировать" свои травматические переживания и способствуют тому, чтобы в дальнейшем отношения меду ними стали более сбалансированными.

Так случилось в приемной семье N:родители - сорокалетние Наталья и Павел, их дети - студентка Елена и подросток Павел. Наталья всегда мечтала иметь многодетную семью и, когда дочь поступила в вуз, всерьез задумалась о приемной дочке. Рожать самой ей не советовали врачи. В итоге в семью попала пятилетняя Маша, которая поначалу очень легко приняла новых родителей. Однако вскоре ее поведение изменилось - она стала капризной, лгала, постоянно жаловалась на нового брата. Перед сном девочка становилась на четвереньки, раскачивалась всем телом, издавала странные звуки. Она постоянно, в одних и тех же выражениях рассказывала о сексуальной распущенности биологической матери и о ее страшной смерти. У Павла в это время начался энурез, который наблюдался в раннем возрасте. Семья с трудом, но пережила первый этап адаптации. Маша заняла свое пространство и почувствовала себя более спокойной. Обследование уровня ее интеллектуального развития показало, что она значительно опережает тех детей, с которыми воспитывалась в детском доме. Девочка окрепла, выросла и по всем показателям практически сравнялась со своими сверстниками.

Семьи, неспособные "принять" ребенка, начинают сплачиваться, выстраивая незримые барьеры между кровными членами семьи и приемным ребенком/детьми.

Пример неудачного окончания первого этапа адаптации - семья С: мать 60 лет и 30-летняя дочь. У дочери диагностировали бесплодие, и встал вопрос о приемном ребенке. Женщины мечтали о мальчике лет семи-восьми, ярком (обе творческие личности) и мужественном - таком, который мог бы постоять за женщин, когда вырастет. Поначалу все складывалось хорошо. Но первые проявления мужественности испугали семью. Бабушка стала усматривать в нем какие-то параллели со своим бывшим мужем. Дочь, которую ребенок называл мамой, пугалась каждого крика мальчика и ждала от своей матери, что та как-нибудь справится с ситуацией. Ребенок становился все более неуправляемым, в результате мать и дочь объединились в коалицию и отказались от "неудачного" ребенка.

ВТОРОЙ ЭТАП можно назвать этапом "перестройки". Приемные дети обретают свое пространство в доме, и оно признается другими членами семьи. Это снижает общий уровень конфликтности, кровные и приемные дети начинают соблюдать нейтралитет. Отношения матери и приемного ребенка становятся ближе. У ребенка значительно повышается уровень эмоционального благополучия, снижается внутренняя напряженность. Начинает формироваться вторичная привязанность, и это дает новый всплеск агрессивности, которая может выражаться в кражах, обмане, упрямстве и т.д. В успешных семьях справляются и с этими проблемами.

Вот как протекал второй этап в семье N: сначала у Павла, а потом у Маши прошел энурез. Паша почувствовал себя более взрослым. Ему было смешно вспоминать, как он с Машей делил место перед телевизором. Он теперь увлекался радиоделом, а Маша больше времени проводила с новой мамой. Часто к ним присоединялся отец. Девочка все реже вспоминала биологическую мать, однако память о ней мешала ей принять новых родителей. И в этот период Маша совершила кражу у родителей. Семья была потрясена таким поступком. Мать переживала противоречивые чувства: обиду, свою вину за эту обиду, жалость к Маше (ребенок так много пережил). На семейном совете решался вопрос, что делать с Машей, но никому не пришло в голову отдать ее обратно в сиротское учреждение.

"Неуспешные" семьи, если даже они выстояли на первом этапе, на втором ждут новые разочарования, результатом чего может стать отказ от продолжения отношений с ребенком.

В благополучной семье D мать двоих детей Татьяна была педагогом в детском доме. Она решила взять на патронатное воспитание брата и сестру Сашу и Наташу. От помощи специалистов Татьяна отказалась наотрез, полагаясь на собственный опыт. Первый этап проходил по обычной схеме, и семья пережила его. Второй этап адаптации принес много проблем. Кровная дочь избегала общения с семьей, у сына появились кожные высыпания, оба жаловались на плохое настроение и снижение успеваемости. В то же время приемные дети делали необыкновенные успехи в школе - занятия с отцом, общение со старшими, успешными и ориентированными на обучение кровными детьми не проли для них даром. Но ситуация в семье оставалась сложной. Саша и Наташа звали свою мать по имени-отчеству, а она их, как раньше по фамилии. Любой их проступок вызывал бурную реакцию у членов семьи. Когда дети украли у матери кошелек, семья сразу же от них отказалась. По данным обследования, несмотря на неуспех адаптации в семье, опыт семейной жизни пошел детям на пользу. Из коррекционного класса они перешли в обычный, стали более уверенными в себе, повысилась их успеваемость. После этого брат и сестра недолго жили в детском доме, а вскоре были переданы в другую семью, где и живут около четырех лет.

ТРЕТИЙ ЭТАП характеризуется объединением кровных и приемных детей, которые начинают ощущать себя единой группой. Многие проблемы уже решаются без вмешательства родителей. Поведение всех детей становится более независимым. У приемного ребенка продолжает формироваться чувство привязанности. Если на предыдущем этапе он боялся "предать" биологических родителей, то сейчас переживает этап "отречения" от них. Он может отказаться от встречи с кровными родственниками, даже самыми близкими, становится "борцом" за целостность семьи в большей степени, чем ее "базисные" члены. Снижается уровень агрессии внутри семьи, но учащаются конфликты с окружающими. Приемные дети все чаще начинают жаловаться на сверстников.

В успешной семье N на третьем этапе Павел и Маша часто употребляли местоимение "мы". "Это моя младшая сестра", - с гордостью представлял мальчик приемную сестру, она сама называла себя только по фамилии приемной семьи. Девочка уже не бегала "хвостиком" за мамой - она не сомневалась, что найдет ее дома, когда вернется из школы. Говорить по телефону с родной тетей Маша отказывалась, все ее усилия были направлены на то, чтобы ею гордилась приемная мать. С этой целью она вырывала из школьного дневника страницы с жалобами учительницы.

На ЧЕТВЕРТОМ ЭТАПЕ семья начинает осознавать свою целостность. Это означает переход на качественно новый уровень развития. Все члены семьи становятся необыкновенно похожими друг на друга - как внешне, так и по своим реакциям. Можно говорить и о сформировавшейся привязанности к семье у приемного ребенка. Он чувствует свою идентичность с приемной семьей, но в то же время способен "принять" и кровную.

В семье N на данном этапе Елена получает большую поддержку от Маши, хотя, конечно, проблемы остаются. "Если я плохо себя чувствую, то Маша готова все за меня сделать, принести еду в постель", - с гордостью рассказывает она. Случаи воровства больше не повторяются. К концу второго года ни у кого уже нет сомнений в том, что они - единая, любящая друг друга семья. Не стоит забывать, что адаптация прошла успешно благодаря тому, что рядом с родителями были специалисты, которые помогали справиться с проблемами адаптационного периода.

Что может быть хуже для ребенка, чем остаться без семьи, без родителей, которые заботятся о нем, защищают и любят его. Сиротство - тяжелый жребий, который накладывает отпечаток на всю жизнь ребенка и нередко сталкивает его на социальное дно. Мир для такого ребенка превращается в пустыню, где нет никого, кто мог бы его поддержать.

Выходом является воспитание ребенка в замещающей семье. Только в близких отношениях с членами семьи ребенок сможет вновь обрести чувство привязанности и любви, преодолеть состояние одиночества и беспомощности, научиться доверять другим.

Воспитание приемного ребенка - безусловно благое с позиции истинных человеческих ценностей, почетное дело - с точки зрения социальной значимости и трудное - по психологическим задачам, которые приходится решать на пути соединения ребенка, чья судьба нередко искалечена, и семьи, которая привыкла жить по своим правилам, в единое целое - замещающую семью.

У каждого должна быть семья

 Семья решила взять ребенка на воспитание. Но готова ли она к этому? Справятся ли приемные родители со всеми трудностями роста, которые непременно возникают в жизни маленького человека? Готовит людей к новой роли Московская служба психологической помощи населению Департамента семейной и молодежной политики города Москвы. О ее работе и пойдет речь.

При живых родителях

Шестилетний опыт работы службы показал, что семейные, супружеские и детско-родительские отношения лидируют среди проблем, с которыми приходят к нам москвичи. И, конечно, больше всего вопросов возникает у приемных родителей. К сожалению, к нам обращаются далеко не все из них, а лишь те, кто в полной мере осознают свою ответственность в деле воспитания чужого ребенка, стараются быть хорошими родителями для него. Мы готовы помочь всем, понимая, что ответы на вопросы далеко не так очевидны, как это может показаться. А между тем от правильного решения зависит будущее детей, которые до этого были лишены родительской ласки. И вот у них появилась надежда... Как важно не обмануть ее!

Не случайно в Департаменте семейной и молодежной политики Москвы разработана среднесрочная целевая программа «Преодоление социального сиротства и развитие семейных форм воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в подготовке которой приняла участие и наша организация.

Социальное сиротство – явление печальное, противоестественное (сирота при живых родителях!), но, к сожалению, распространенное. Сейчас в интернатах и других детских учреждениях города воспитывается больше детей, лишенных родителей, чем было после Великой Отечественной войны. И 95 процентов из них составляют именно социальные сироты. От некоторых отказалась мама (вряд ли к таким женщинам можно отнести это святое слово), оставила в родильном доме. Другие – подкидыши, либо дети родителей, которых суд лишил родительских прав или признал их недееспособными. Последнее может быть следствием хронического алкоголизма, наркомании, душевных заболеваний. Бывает и так, что родители (оба или один) находятся в местах лишения свободы, а то и вообще их местонахождение неизвестно.

С сожалением приходится признать: рост числа оставленных детей стал следствием тех политико-экономических перемен, которые произошли в России на рубеже веков и в ряде случаев привели к нарушению структуры и функций российской семьи. При этом проблему не следует понимать упрощенно, сводить только к снижению благосостояния людей.

Сегодня в обществе возникло качественно новое явление: «скрытое» социальное сиротство. Даже в полных семьях дети часто не являются безусловной ценностью для родителей, а лишь дополнительной проблемой. У такого ребенка может быть няня, гувернантка, он может учиться в элитной школе и даже за рубежом, а между тем психологи находят у него все признаки сиротского синдрома: неуверенность в себе, неадекватная самооценка, отсутствие самостоятельности, повышенная требовательность, нарастание агрессии. Либо другая крайность – депрессия и пассивность.

Школа для пап и мам

Детство – тот период, когда формируются фундаментальные качества личности, система ценностей, основа для гармоничных отношений с окружающим миром. Но все это возможно лишь в атмосфере родительской ласки, любви. Разрушение такой атмосферы во многом связано с тем, что понижен статус семьи, как таковой, утрачен приоритет традиционных семейных ценностей. Ребенок, по сути, остается без родителей. Между тем становится все очевидней, что семейное жизнеустройство детей – будь то приемная семья, либо опекуны – имеет ряд преимуществ перед их воспитанием в условиях сиротского учреждения. Внимание, любовь, которые обращены именно к нему (а не к группе) – лучшие «витамины роста», основа нравственного воспитания, залог того, что в дальнейшей жизни он не потеряется, найдет в ней свое место.

Людей, желающих усыновить или удочерить малыша, а иногда даже подростка, становится все больше (хотя и не так много, как хотелось бы). Однако все ли справляются? Ведь бывают семьи, принимающие ребенка, которые не имеют собственных детей, а потому не знакомы с родительской ролью.

Но даже когда собственные дети есть, не каждые папы и мамы понимают различия в отношениях к своим и приемным детям, разбираются в сложностях характера сироты. Они не представляют, каковы психологические особенности маленького человека, порой с рождения отданного в казенное учреждение. А это может привести к неразрешимым конфликтам, которые возникают между взрослыми и ребенком, тупиковым ситуациям, разрешение которых нередко видится в возвращении малыша в детский дом.

Безусловно, это тяжелое испытание для приемных родителей, но еще более тяжелое – для ребенка. И чем он старше, тем труднее переносится разрыв. Для него это незаживающая душевная травма, последствия которой, возможно, он будет переживать долгие годы.

В этих условиях как раз и становится незаменимой психологическая помощь приемным родителям на всех стадиях усыновления: от момента, как принято решение, до консультационного сопровождения, когда ребенок уже находится в семье.

Сейчас в Москве для так называемых замещающих родителей открывается все больше подобных школ. Некоторые из них появились уже несколько лет назад, этим мы обязаны энтузиастам из некоммерческих организаций. Охотно назову их имена. Это школы Алексея Рудова, Анастасии Добровольской, есть и другие. А в конце 2007 года появились первые государственные – в территориальных отделах нашей службы в Северо-Западном и Южном округах. Сегодня их уже восемь. Число выпускников нынче исчисляется не десятками, а сотнями.

Конечно, применительно к многомиллионному городу это немного. Но если вспомнить, что результатом учебы становится то, что в каждом конкретном случае принимается взвешенное решение о воспитании ребенка, то это совсем немало. Школа воспитывает в людях, прежде всего, осознанную и ответственную готовность принять малыша в семью. А если другое решение – отложить на время встречу с ребенком? Считаем, что и это хорошо. Значит, люди понимают, что в силу каких-либо причин еще не готовы к такому шагу.

С первых дней создания школ для нас важно было понять, что оба эти варианта правильные, что наша задача – не вербовать всех подряд в приемные папы и мамы, а помогать каждому из тех, чьи намерения серьезны и осознаны.

В наших школах уроки по психологии, педагогике, медицине, юридическим аспектам в создании и строительстве замещающей семьи сочетаются с практическими занятиями, тренингами. Только пройдя такой курс обучения, человек способен осознать истинные мотивы своего желания иметь приемного ребенка, с помощью специалистов оценить свои возможности, физические и психологические, быть хорошими папой и мамой, преодолеть вместе с ребенком непростой этап адаптации в новых условиях и в конечном счете сделать приемную семью родной.

Сейчас мы сотрудничаем со многими специалистами, работающими с замещающими семьями Москвы и Санкт-Петербурга. Обмен практическим опытом помогает нам всем искать нужное направление развития такой работы. Речь идет о координации и интеграции всех ее направлений, юридической поддержке. Психологическое диагностическое обследование будущих родителей – при всей индивидуальности каждого случая – должно быть стандартизировано. Иначе можно наделать ошибок, сломать судьбу и родителей, и ребенка.

Подбор родителей для сироты – благородная, перспективная модель, но она должна сопровождаться соответствующим психологическим инструментарием, методиками, техниками. В то же время необходимо развивать уже существующие практические формы работы с замещающими семьями – клубы, группы поддержки для приемных родителей, индивидуальные консультации для детей и взрослых. Важно также изучать опыт организации общего отдыха в таких семьях.

С широко закрытыми глазами

К сожалению, вокруг усыновления сложилось немало мифов, которые заранее предрекают поражение этому государственно важному делу, сводят на нет первый благородный порыв каждой отдельной семьи. Самый заезженный миф – о жесткой генетической предрасположенности детей-сирот к наследованию пороков и болезней кровных родителей. Отечественная психология давно это опровергла. Прогноз развития личности ребенка в равной степени зависит от биологических и социальных факторов. А социальные факторы – это среда, ближайшее окружение ребенка, методы воспитания и взаимодействия с ним.

Очень многое зависит от эмоционального компонента общения. Если ребенок чувствует, что его любят, ценят, то в новой семье приобретает опыт нового здорового образа жизни, начинает бороться с негативными привычками своего детства, побеждает их.

Другая страшилка, которой пугают кандидатов в приемные папы и мамы: даже если приемный ребенок сумел адаптироваться в новых условиях, то в подростковом возрасте он опять станет агрессивным и неуправляемым, даже будет пытаться убежать из дома. На самом деле такие дети очень дорожат своей вновь обретенной семьей. Как раз именно они (в отличие от подростков в кровных семьях) в меньшей степени склонны к побегам. Не надо бояться и их интереса к своим корням, истории кровных родителей, их судьбе. Все это естественно. Каждый человек должен знать историю своей жизни, даже если в ней было много страшного и жестокого. Без прошлого нет будущего. Попытки приемных родителей из жалости скрыть от ребенка его происхождение приводят подчас к обратному результату. Порождают недоверие, отчуждение в отношениях новой семьи.

Еще один распространенный миф: в сиротских учреждениях все дети страдают от хронических заболеваний, здоровых ребят там практически нет. А если такой ребенок вдруг появляется, его сразу отдают на усыновление за границу. В наших школах мы как раз и учим людей искать достоверную информацию о ребенке, сотрудничать и находить общий язык с работниками учреждения, где он находился. И результат успешный. Чаще всего будущие приемные родители выбирают именно того ребенка, которого они хотят.

Практический опыт работы наших школ мы стремимся обобщить в научном исследовании, проводимом службой совместно с Институтом психологии РАН. В этом проекте исследуются особенности личности ответственного родителя, показатели его зрелости, готовность эффективно взаимодействовать с ребенком.

Сейчас нам кажется особенно важным переломить существующее негативное общественное мнение, сложившееся вокруг усыновления, внедрить в сознание людей, что взять ребенка в семью – достойный и ответственный поступок. Необходимо воспитывать уважительное отношение к таким семьям и помогать им не только со стороны государства, но и окружения. Пока такая работа в прессе, на ТВ ведется слабо, не систематично. Но разговор на эту тему должен быть постоянным, квалифицированным, убедительным. Цель – подарить счастье брошенному ребенку – того стоит.

Антонина Ляшенко, директор Государственного учреждения города «Московская служба психологической помощи населению»

Усыновление, опекунство, патронаж, 
попечительство, опека, патронат, патронатное воспитание, приемная семья

 Ребенок - самое близкое и дорогое в жизни каждого взрослого человека. Его первый крик, плач, его первая улыбка. Вот он уже подрос, делает первые шаги, с интересом изучает окружающий мир. Его первые слова "мама", "папа" - и Ваша жизнь наполняется новым содержанием. Потому что ребенок - то единственное существо, которое независимо от Ваших поступков и Вашего отношения к нему будет Вас любить и идеализировать. 

 Постепенно он станет совсем взрослым, но для Вас, родителей, он так и останется самым родным и близким человеком. Радость общения и любовь родителей, что может быть лучше для ребенка? 

 Но есть дети, которые растут без родителей, не зная ласки материнских рук, заботливой опеки отца. Ненужные никому дети, что может быть ужаснее? Разве может быть такое в цивилизованной стране? Разве не хочется им, чтобы был рядом родной человек, взял на ручки или поцеловал? Дети, оставшиеся без попечения родителей. Раньше их называли беспризорниками, сегодня - социальными сиротами. 

 Лишаясь семейного очага, ребенок автоматически теряет возможность реализовать свое право на свободное развитие личности, на проявление лучших своих качеств. Но самое печальное, воспитанники детских домов выходят в самостоятельную жизнь беззащитными, неподготовленными. 

 Если Вы хотите ребенка, но не можете иметь (например, из-за больших рисков здоровью), то оглянитесь вокруг, посмотрите, сколько есть детей, которые хотят иметь маму или папу, но не могут. Приезжайте к нам, пообщайтесь с теми детьми, для которых материнская ласка - предел мечтаний. Ребенок никогда не предаст.

 

Дата создания материала: 30-09-2014. История изменений

Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *